@)—— большая_стратегия

@)——

Большая_стратегия.

Продолжение…

20. А НАШ ДУЧЕ ВСЕГДА ПРАВ

Последний анекдот был таков. Немецкий офицер, будучи в Италии, зашел в римскую кантину выпить вина. Все вокруг было заплевано, и он сказал хозяину: Синьор, дуче у вас провел немало кампаний и за высокие урожаи, и за истребление мух. Не мешало ему провести последнюю кампанию чтобы вы, итальянцы, перестали плевать куда попало. На это хозяин кантины отвечал с глубоким вздохом: Была у нас и такая кампания. Но мы ее, как и все другие , тоже проиграли

Итальянцы народ хороший, но экспансивный, и, когда им не хватало слов, они начинали плеваться. Вот яркий пример тому: рабочие фирмы Фиат, выпускавшей моторы для танков, начинали трудовой день с того, что в проходной завода весьма энергично оплевывали плакат с портретом Муссолини, лишь потом занимая места у станков. Цеха, как и улицы, были украшены девизами: Дуче всегда прав!, а рабочие по ночам писали на заборах: Пусть дуче сдохнет от рака.

Врачи нашли у меня только гастрит, бесновался Муссолини. Никакие анализы не дают признаков метастаза

21 июня он получил письмо от Гитлера: О наступлении на Египет до осени вообще не может быть речи. А среди ночи дуче был разбужен своим зятем, графом Галеаццо Чиано, ведавшим внешней политикой Италии, который сказал, что у него есть очень важное сообщение опять-таки от Гитлера.

Муссолини растолкал свою солидную жену:

О, Рахель! Я по ночам не беспокою даже лакеев, а этот пижон с челкой срывает меня с постели Так в чем дело?

Чиано зачитал обращение фюрера, который в эту ночь принял самое важное решение в своей жизни напал на СССР.

Рахель, ты слышала? Наша ярмарка прогорела Это настоящий идиотизм, продолжал он в сторону зятя. Что он там импровизирует, не согласовав прежде со мною? Ведь при свидании в Зальцбурге фюрер обещал всю свою авиацию для Африки, а оставил меня с пройдохой Роммелем

Галеаццо Чиано задумчиво сказал:

Военные расчеты Берлина всегда оказывались более реальны, нежели прогнозы политического порядка.

Что ты хочешь этим сказать?

Только то, что при гибели корабля матросов часто засасывает гибельная воронка, и опытные моряки, зная об этом, заранее отплывают как можно дальше Даже если немецкие генералы спланировали войну идеально, Гитлер допустил роковую ошибку в политических расчетах. Италия не нуждается в преодолении снежных сугробов России, наше будущее простерто от Гибралтара до Аддис-Абебы

Кажется, сказано достаточно ясно: зять предупреждал дуче быть скромнее и с Россией лучше не связываться.

Муссолинн между тем развивал свои вожделения:

Если мы сегодня же не вступим в войну с Россией и не станем главным партнером Гитлера, то он, разбив Сталина, сделает из Италии германский протекторат, в лучшем случае оставив меня на посту римского гауляйтера. А ты, Галеаццо, будешь торговать апельсинами в казино для немецких офицеров.

(Чиано доверил свои опасения дневнику: А если Красная Армия окажет сопротивление более стойкое, чем армии буржуазных государств? Какова будет тогда реакция в широких пролетарских массах всего мира?)

Чиано сказал:

Сегодня воскресенье. Все русское посольство с вечера выбралось из Рима, чтобы загорать на пляжах. А на каком пляже купается их посол Горелкин?

Ищи его в Риччони! Найди и сразу дай ему по лбу, чтобы он содрогнулся от ужаса перед моими берсальерами

Он еще раз поглядел письмо Гитлера: Решающую роль вы, дуче, сможете сыграть (в войне с Россией), увеличивая ваши силы в Северной Африке. Это возмутило дуче:

Меня он загоняет в пустыню ковыряться в песочке, а сам будет таскать из России эшелоны всякого добра. Нет уж, решил Муссолини, мои ребята не поплетутся в обозах за вермахтом. С тех пор как англичане выперли нас из Аддис-Абебы, путь к восстановлению великой итальянской империи станет пролегать через степи России! Доверимся звериному инстинкту он меня еще никогда не подводил, и я уже начинаю чувствовать, что в России мне суждено оставить след своей львиной лапы

Бенито Муссолини тут же позвонил на квартиру маршала Уго Кавальеро, который был начальником генерального штаба и который еще почивал сном невинного младенца:

Проснись, Уго! Какие дивизии годны для России? Если ты еще дремлешь, так запиши их названия: Пассубио, Торино и Принц Амадео герцог дАоста. Их могучее объединение составит Итальянский экспедиционный корпус в России.

Понял, зевнул Кавальеро. КСИР.

КСИР, согласился дуче и стал натягивать брюки

До этого все монологи были произнесены в трусах.

Рахель, сказал дуче, застегивая ширинку. Придется нам с тобою ввести карточки на продукты. Ты представляешь, какой дикий вой устроят мои бумажные итальянцы.

Почему-то он любил итальянцев называть бумажными.

Ах, Бенито! Ты погубишь себя и всех нас

В ответ Муссолини бодро пощелкал подтяжками:

Ничего! У меня на всех хватит касторки.

Дуче велел срочно разбудить и доставить генерала Мессе.

Джованни! сказал он ему. Кажется, тебе предстоит веселая прогулка в Россию. Но сразу предупреждаю, как друга: можешь просить у меня сколько угодно орденов и медалей, но ты не получишь от меня ни пушек, ни танков они все нужны в Ливии!

Муссолини пожелал видеть атташе Германии и принял Риктелена в своем гигантском кабинете Палаццо Венеция, где был только один стул для дуче, а остальные пусть постоят.

Стальной пакт между мной и фюрером, который я желал бы назвать Пактом крови, объявил дуче, призывает меня пролить кровь своих берсальеров на полях России, ибо уголь Донбасса своим горением превышает качества угля вашего Рура

Не спорю, согласился генерал Риктелен, имея в виду сравнение угля разных сортов.

Сразу началась грубая и бестолковая агитация по заманиванию в КСИР добровольцев. Нищих и голодных итальянцев соблазняли богатством, которое они обретут в России.

Русские хуже эфиопов, внушали им. За красивую зубочистку они готовы отдать целую корову. Они пожертвуют семейной периной за плевую фотографию нашего великого дуче. Можно получить овцу за почтовую открытку с видом Виллы Савойя, в которой проживает наш скромнейший король.

Солдат, не желавших воевать с Россией, накачивали касторкой, а потом, изможденных обильным поносом, ссылали на голые острова близ побережья. Охотно шли в поход только чернорубашечники, убежденные фашисты, до пупа обвешанные значками всяких спортивных, филателистических, лесоводческих и охотничьих обществ.

Наш дуче всегда прав! кричали они.

Вскоре был устроен парад войск, отправляемых в Восточный поход. Конечно, дуче не удержался от речеговорения:

Мы переломаем большевикам все кости с беспощадностью кровожадных хирургов, заявил он. Я дал вам могучую фашистскую технику! При этом ленивые мулы, которым и не снилась Россия, энергично задвигали ушами, отгоняя назойливых мух. Наша партия ничего для вас не пожалела. Каждая подошва ваших ботинок держится на семидесяти двух гвоздях. Если не верите, сосчитайте сами только не сейчас, не на параде! Фашизм, упоенно продолжал дуче, это вам не какая-нибудь чесоточная крапивница, от которой не знаешь куда деваться, а потом зуд проходит сам по себе. Фашизм останется вечен, как и эти древние камни Рима Вива, эй-ялла!

Вива, вива! гремело на площади. Слава нашей великой фашистской партии, а дуче всегда прав прав прав

Чернорубашечники хором исполнили фашистский гимн:

Молодость что весенние воды.
Только в фашизме счастье свободы
На трибуне, провожая войска КСИР в Россию, между германским и японским атташе стоял военный атташе США полковник Норман Фиске и делал рукой под козырек. Поехали! В вагонах воинского эшелона члены партии воодушевляли молодежь всякими идиллиями, вычитанными из газет:

Все русские носят длинные бороды, а подпоясываются красными кушаками. У каждого в руках балалайка или гармошка. С утра они играют коммунистический Интернационал, при звуках которого в меру обнаженные колхозницы начинают плясать от радости Все это мы скоро увидим своими глазами!

Эшелоны мчались на север, и на Бреннерском перевале итальянцы заплакали: здесь кончалась их родина. Кто-то вдруг запел Бандьера нэва, запрещенную при фашизме:

На мосту Бассано черные знамена.
Траурные флаги вестники смертей.
На войну собрались храбрые альпийцы.
Движутся навстречу гибели своей
Честно говоря, мне жаль этих итальянцев. Снежные сугробы в донских степях под Сталинградом станут для многих братской могилой, а те, кто останется в живых, будут расстреляны во Львове и Демблине, гитлеровцы затопчут их живыми в топи болот Белоруссии, и об этом долго-долго никто-никто в мире даже знать не будет Да, их жалко!

* * *
В отличие от Муссолини испанский каудильо Франсиско Франко никогда не кричал о том, что он прав, но все-таки он оказался прав, не доверяя Гитлеру, и потому в ответ на призывы фюрера отправил в Россию только одну Голубую дивизию, составленную из отбросов общества; русские в таких случаях говорят: Возьми, убоже, что нам негоже

Это был сброд! Уголовники, выпущенные из тюрем; нищие, желавшие обеспечить свои семьи; были и такие, что поскандалили с женами и отомстили им экскурсией в Россию; наконец, в Голубой дивизии было немало и республиканцев, сознательно ехавших на русский фронт, чтобы сразу же сдаться в плен. Немцы обещали платить наемникам 60 марок в месяц, но выплачивали советскими рублями (из расчета 20 рублей за одну марку).

Голубая дивизия сразу показала своим союзникам, что с ними шутки плохи. Проездом через Германию, ради лучшего освещения своих вагонов, испанцы снимали фонари на станциях. Они штурмом взяли вагон-холодильник с сыром и весь сыр мигом слопали; с перрона вокзала в Берлине испанцы мигом увели все чемоданы немецких офицеров, приехавших в отпуск, чтобы порадовать родных подарками из России.

Голубая дивизия обосновалась на Псковщине, немцы держали испанцев на особом пайке всего 200 граммов сухарей в день, и те очень легко, даже беззаботно, сдавались в плен.

Сытно пожрать бы, говорили они на допросах, а больше нам ничего и не надо. Капитано сволочь! Сам жрет курятину да нас же и обворовывает Вы нас простите. Конечно, нам бы лучше сидеть дома, но там жрать нечего!

Испанцы не столько воевали с русскими, сколько дрались с немцами. Заодно уж за компанию! они жестоко били своих офицеров. Среди моих земляков остались смутные предания:

Испанцы-то? А шут их знает, что за люди? Если не дерутся, так они, почитай, все время дрыхли как окаянные. Мы же сами их и будили. Вставайте, говорим, эвон немцы идут. Тут они мигом вскакивали и в драку

В наших архивах сохранилось множество показаний испанских военнопленных. Меня удивил один протокол допроса. Я, сознался один офицер, постоянно испытывал все нарастающее чувство привязанности к русскому народу и земле русской. Многие мои товарищи испытывали те же чувства поверьте, я будто стал очищенным ото всей скверны.

Франко очень скоро убрал Голубую дивизию с русского фронта, а Гитлер не смел возражать, ибо он нуждался в поставках ценного вольфрама из рудников Испании. Впрочем, этим испанцам потом даже повезло: многие до сих пор получают приличную пенсию от правительства ФРГ и живут неплохо.

Итальянцы ничего не получают и никогда уже не получат

Продолжение завтра…

Post a Comment:

Your email address will not be published. Required fields are marked *