Папкин орден фронтовая

Папкин орден

Фронтовая награда ветерана Великой Отечественной войны Александра Васильевича Смирнова из деревни Углево Галичского района, вернется на родину героя из Мексики.

Награда нашла героя – несколько десятилетий после победного мая этот заголовок то и дело появлялся в советских газетах. Кто-то погиб в бою и был представлен посмертно. Кто-то потерялся, отбыв домой на долечивание после тяжелого ранения. А где-то просто дала сбой штабная канцелярия. Лишь спустя годы, а то и десятилетия ордена и медали находили дорогу к своим героям, к их детям и внукам.

За семь десятилетий Министерство обороны, военные комиссариаты, патриотические объединения, поисковые отряды и волонтеры проделали огромную работу, чтобы ни один ратный подвиг не был забыт – и вот уже много лет не встречаются в газетах такие заметки, не мелькают сюжеты в выпусках новостей. Так что, даже сама по себе информация о розыске хозяина фронтового ордена, переданная нам друзьями через соцсети в начале лета, удивила. А когда выяснилось, что родных героя из маленькой галичской деревушки ищут на другом конце земли – в Мексике – история и вовсе показалась чудом.

Дорогие друзья, я прошу вашей помощи! Мне нужно найти родственников Смирнова Александра Васильевича, чтобы вернуть им Орден Отечественной войны 869922. И таким образом, принести мир душе Александра Васильевича.
С глубоким уважением и приветом из Мексики Эдуардо Круз, председатель Объединения Вечный Огонь, представитель МОО Вымпел в Мексике, – гласил пост, к которому прилагались фотографии ордена, учетной карточки фронтовика и наградного листа.

Мы тут же передали информацию по интернет-цепочке и, спустя всего несколько часов, родные Александра Васильевича нашлись: в Галиче живут две его дочери и сын.

Мама с папой поженились еще до войны. До войны и сыновья родились: в тридцать девятом – Виталий, старший, а в августе сорок первого, как раз когда папка на фронт ушел, Николай. А мы, сестры, – уже как он домой вернулся, после ранения, – Галина Александровна и Зоя Александровна, хоть сами уже давно бабушки, все так же, как в далеком и теплом деревенском детстве, называют отца папкой и плачут, вспоминая выращенные из семечек мамины яблоньки, которые только и остались на том месте в деревне Дурцово, где стоял родительский дом.

Александр Смирнов служил стрелком в 312-й Новгородском стрелковом полку (славная боевая история которого началась еще в 1803 году) 26-й стрелковой дивизии. Вступив в боевые действия в сентябре сорок первого в районе деревни Лужно Дымянского района Новгородской области, дивизия столкнулась на поле боя с отборными силами фашистов – танковой дивизией СС Мертвая голова. Обороняя Лужно, в жестких боях 26-я стрелковая потеряла около трети своего боевого состава. В феврале сорок второго стрелки Новгородского полка в составе своего боевого соединения участвовали в Дымянской операции и замкнули кольцо окружения вражеской группировки. В апреле оно было прорвано, и в течение весны и лета 1942 года Красная армия провела девять наступательных операций с целью вновь окружить противника и две оборонительные операции – для отражения его наступления. В наступательном бою 23 августа 1942 года боец Александр Смирнов был тяжело ранен. Смерть промахнулась на пару сантиметров: пройдя чуть ниже виска, пуля прошила обе щеки бойца, раздробив нижнюю челюсть, серьезно повредив язык. Почти год красноармеец Смирнов провел в госпитале, в Свердловске, а потом был комиссован по ранению.

Папка в сорок третьем домой вернулся. С тех пор работал в колхозе – пастухом, скотником. Так и жил в Дурцово, пока мама не умерла – в семьдесят седьмом. Тогда он к старшей дочери – Фаюше – в Углево перебрался. У нее одиннадцать лет еще после мамы прожил, – рассказывает Галина Александровна и я вижу, как копятся в ее глазах слезы. – Про войну папка мало говорил. Ему после ранения вообще говорить непросто было: нижняя челюсть разбита была, язык поврежден. Но, наверное, он не потому не рассказывал ничего: тяжело не говорить, а даже вспоминать про то, что испытали они на войне. Орден отцу вручили уже после войны – в пятидесятом году. Им он по-настоящему гордился. Далеко его в семье не прятали: в комоде лежал.

Пропала награда в конце восьмидесятых. Мы один раз к Фаюше приехали в Углево, а папка расстроенный: ордена в комоде нет. И нигде нет – искали. Мне же его за ранение дали – не просто так, – только растерянно повторял, – соленые капли срываются с ресниц и ползут по щекам светлыми ручейками, останавливаясь в морщинках. Галина Александровна улыбается как-то виновато и вытирает их натруженной ладонью. – Из наших никто не мог взять, конечно. Папкин орден – кто бы стал брать? Зачем?

В семье, где все сызмальства привыкли работать, каждой трудовой копейке цену зная, и в голову никому не пришло бы папкину гордость, кровью на войне заработанную, разменять на халявный рубль. Растерялись все – куда ж девался-то? И хоть думать плохо ни на кого не хотелось, вспомнили, что пропала награда в аккурат после того, как в деревню приезжали дальние родственники из большого города. Мы спрашивали у них потом, конечно. Говорят – не брали, – даже сегодня, спустя тридцать лет, когда и связь-то со столичной родней давно прервалась, грешить на них дочери героя-фронтовика не хотят. Радость от того, что награда, которую с болью в сердце давно похоронили, нашлась, отодвигает далеко на второй план мысли о чьем-то некрасивом поступке. Боль уступает место бесконечной благодарности: Какой хороший человек этот мексиканец! Дай Бог ему здоровья!

Этот мексиканец – Эдуардо Круз. Он живёт в жаркой Гвадалахаре, работает ювелиром, учит русский язык и с глубоким уважением относится к истории России. Ею Эдуардо увлекся десять лет назад, познакомившись с несколькими русскими. Новые знакомые поведали ему о подвигах и самопожертвовании советских бойцов во время Второй мировой войны. Мексиканца настолько тронули эти истории, что он твердо решил заняться сохранением памяти о героях, которые по той или иной причине лишились своих боевых наград.

Искренне увлеченный делом восстановления памяти, Эдуардо сумел увлечь им и других: у него уже целая команда соратников, которую они назвали символично – Вечный огонь. Эдуардо и его друзья находят в интернете военные ордена и медали, выставленные на аукцион, выкупают их на собственные средства, оформляют все необходимые документы и через консульство отправляют награды владельцам или их родственникам. С их помощью своих героев нашли уже двенадцать орденов и медалей.

Работа по возвращению на родину Ордена Отечественной войны галичского героя-фронтовика Александра Васильевича Смирнова уже началась. Наша газета передала Эдуардо телефон и адрес электронной почты внука солдата. С родными Александра Смирнова связались те, кто помогает мексиканцу-патриоту в России. Как только будут собраны документы, подтверждающие право детей и внуков Александра Васильевича Смирнова на получение его награды, она будет передана в Россию. Мы обязательно расскажем об этом удивительном событии.

Как только вернется орден, сразу на кладбище поеду – папке его покажу. Знаете, как он обрадуется!, – Галина Александровна уже не вытирает слезы. И я, не стесняясь, плачу вместе с ней.

4 thoughts on “Папкин орден фронтовая”

  1. Поражаюсь насколько большое и благородное сердце у моего Друга !

  2. Наткнулась случайно на материал, прошла по ссылке на страничку, и тут же – оп! Я сама с новгородчины, сотрудничаю очень тесно с Залом Воинской Славы города Великий Новгород. Немедленно “забираю” эту историю для работы при нем детского патриотического клуба “Победитель”: ребята изучают эту тему!

  3. Низкий Вам поклон за это благородное дело. Вы не просто возвращаете награды, вы таким образом еще расплачиваетесь своим трудом за тех поганцев (иначе не назвать, к сожалению, кто бы они не были) благодаря которым эти награды “ушли” от их владельца. Вот и мне еще предстоит найти награды своих прадедов, которые исчезли в 90-е…

  4. Спасибо людям,которые занимаются этим благом делом!

Leave a Reply to Ирина Кузьмина Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *